Андрей Алексеевич Одинцов

Биография

Одинцов Андрей Алексеевич – заведующий кафедрой управления в Московском государственном университете дизайна и технологии (МГУДТ), доктор экономических наук, кандидат юридических наук, профессор, действительный член Российской академии естественных наук по секции «Проблемы устойчивого развития России». Имеет правительственные и ведомственные награды. Награждён почётным знаком РАЕН «За заслуги в развитии науки и экономики».

Сфера научных интересов – социальное управление, стратегический менеджмент, информационно-аналитическая работа, управление инновациями, экономическая и информационная безопасность, управленческая психология.

Участвовал в разработке ведомственных нормативно-правовых документов по различным линиям работы, выступал в качестве эксперта при подготовке проектов ряда федеральных законов.

Автор более 150 публикаций, в том числе шести монографий, более 30 учебных пособий («Основы менеджмента», «Стратегический менеджмент», «Управление изменениями», «Профессиональная этика», «Управленческая психология», «Инновационная предпринимательская деятельность», «Управление рисками» и др.). Член диссертационных советов в Московском государственном университете дизайна и технологии, Московском государственном университете приборостроения и информатики. Стаж педагогической работы – с 1978 года, стаж научной работы – с 1979 года.

В работе со студентами опирается на многолетний опыт своей работы в качестве научного руководителя ряда ведомственных и региональных проектов, директора Центра экономической безопасности Фонда исследований альтернативных моделей развития, члена совета директоров Русского строительного холдинга, консультанта Директора Госнаркоконтроля, проректора Русско-баварского университета. В качестве эксперта принимал участие в работе Комитета по безопасности Государственной Думы РФ, Политического консультативного центра.

Член Комитета Торгово-промышленной палаты России по поддержке внешнеэкономической деятельности.



Показывать:
Антология фантастики
Вне серий


RSS

J
JIsais про Одинцов: Хранитель Вселенной, или Негуманоиды (Социальная фантастика, Фантастика: прочее)J24 10
J"Столкнулись две галактики, столкнулись, обнаружив друг друга, две антагонистические культуры. Одна — па планете Аризии, добродетельная и высокая, позволившая путешествовать в Космосе не как-нибудь, а при помощи одного лишь напряжения мысли, другая — на планете Эддар, столь же высокая, но мрачная носительница злого начала, некое космическое темное царство межзвездного Вельзевула. Эти две культуры, два начала — добра и зла — сталкиваются всюду, в том числе и у нас на Земле, когда-то на Атлантиде, потом в древнем Риме… На арене идет бой гладиаторов аризианцев… А Нерон был не кем иным, как эддарианцем! А потом во время первой мировой войны представителем Аризии был на Земле доблестно сражавшийся против германцев капитан Кайтон. Но действие уходит в будущее после второй и третьей мировых войн… Вот оно, безыскусственное зеркало фантазии. Все земные конфликты, империалистические союзы, блоки НАТО и СЕАТО — все это по принципу геометрической пропорции переносится на космические масштабы, неизменное, застывшее…" — с возмущением пересказывал советским читателям в 1960-м году Ал-др Казанцев сюжет многотомного "Линзмена" Э. Э. "Дока" Смита. Этим пересказом можно исчерпать сюжет романа 2013 г. профессора государственного московского вуза, завкафедрой чего-то там менеджерского... И гладиаторские бои тоже есть. Немного ситуации апгрейдились - вместо 1-й мировой — 11 сентября 2001 г. и т.п. Привыкли руки к топорам у нынешних профессоров, понимаешь...J
Про чудовищную, прямолинейно вдалбливаемую мораль ("Огненный Учитель сказал: Любая борьба — это работа на негуманоидов" — т.е. тони в болоте, куда тебя вбили, и молча сдыхай) я только упомяну — разбирать по косточкам противно. Но если добавить к этим нравоучениям фигуру главного положительного героя - икара, супермена, Великого Русского кормчего Владемира, которого автор именует Он — как бога, с большой буквы... картина еще отвратительнее и показательнее. J
Эх, впору извиняться перед тенями советских фантастов 1930-х годов, перед тем же Казанцевым, Шпановым, Гребневым и пр. — кажется, до такого лизоблюдства они не доходили.

J
J
X